Загрузка...

Заки из-под Кувейриса: сбежавший из плена ИГИЛ*

05.08.2016 20:04

Думаю, интересно, понимает ли Заки, что его допрашивают и его жизнь, если он боевик, висит на волоске? Немного волнуюсь – не хочется, чтобы Заки оказался боевиком...



IMG_4866

Заки до сих пор в шоке, выкуривает сигарету за сигаретой. В конце концов мой коллега кладет перед ним только что открытую пачку, в подарок…


Мы уже собирались уезжать с авиабазы Кувейрис, когда сирийские товарищи сказали нам о бегстве этого парня от боевиков ИГИЛ. Мы сразу попросили разрешения побеседовать с ним и нам разрешили. Парень нервничает. Мой коллега угощает его сигаретой, потом ещё одной, через минут 10 кладет перед ним чуть початую пачку. Парень два раза стучит себя в грудь в знак благодарности. Вместе с нами два офицера, они пережили блокаду авиабазы, но на удивление вежливые и доброжелательны.


Его зовут Заки Аль-Хусейн, он из деревни Дар аль-Ажуз, что переводится как «Дом бабушки». Живет на окраине, вместе с отцом, пятью братьями и четырьмя сестрами. Они младше его, выросли при оккупации.



Поначалу в их деревню пришли боевики Свободной Сирийской армии, это оппозиция официальной власти. Их местные встретили с восторгом. Свободная армия практически никак не вмешивалась в жизнь местных. Осадила аэродром Кувейрис, но взять его сил не было, стали обстреливать. С аэродрома вели ответный огонь. ССА ввели комендантский час, выставили посты, чтобы охранять селение и ловить преступников. В 2013 году пришла Нусра, прогнав Свободную армию. Боевики Нусры часть земель объявили территорией армии и запретили местным жителям заходить на них. В основном это были плацдармы для штурма авиабазы Кувейрис. «Военные» земли были садами и пашнями местных жителей.


IMG_4601

Сирийская зенитная установка на базе грузовика


Боевики заставили всех женщин закрыть лица, одеваться только в черное. За ослушание наказание. Энтузиазма у местных поубавилось. Боевики пытались взять аэродром, но из-за ожесточенного сопротивления защитников не смогли.


В конце декабря 2014 года пришли боевики ИГИЛ. Местные жители поняли, что это едва ли подарок Деда Мороза и приуныли еще больше. Поначалу ИГИЛ и Нусра уживались на одной территории, но потом боевики поставили условие – либо ожесточенный штурм, либо «до свидания». Нусра не могла штурмовать, поэтому её прогнали. На новых землях боевики ИГИЛ стали проповедовать, что президент Сирии Башар Ассад дьявол, сирийские солдаты убийцы, женщин призывать к секс-джихаду (это значит спать с боевиками), запретили телевизор, отобрали спутниковые ресиверы, ввели шариат, запретили курение, алкоголь, заставили молиться 5 раз в день. Ну или хотя бы не светиться на улицах во время молитвы.


IMG_4862

Мы заметили отрубленную, предположительно боевиками, фалангу пальца Заки…


На этом и погорел наш парень. Во время намаза он вместе со своими двумя друзьями наслаждался сигаретой, за что был пойман «Аль-Хесба Хиляфа», дословно — «судьи Халифата», «те, кто спрашивает» это такая «полиция нравов» и отправлен копать окопы для боевиков. Бить не били – нужен был как трудовая единица – но работать заставляли с утра до захода солнца. После отвозили в другое место и кормили консервами с турецкими этикетками.


Заки самый старший в семье, у отца две жены, пять братьев, четыре сестры, сам отец, Осман, штукатур стен. Отец уже в возрасте, у него больные ноги, поэтому Заки часто помогал. После прихода боевиков ИГИЛ работы меньше не стало, но у стало страшно за будущее маленьких сестер. Если боевику, неважно в чине или в рядовому, глянется молодая девушка, для неё должно стать счастьем выйти за боевика замуж или просто доставить ему удовольствие.


Сам Заки бедуин, три класса образования, прочитать может только этикетку на мешке цемента. Но даже для него это перебор. Что говорить о светской Сирии. В дополнение ко всему боевики открывают «курсы переподготовки», куда приглашают всех желающих или насильно отправляют проштрафившихся. Там неделю-две или больше учат любить ислам и новую власть. Говорят, после крыша уезжает капитально.


IMG_4834

Символика боевиков ИГИЛ на воротах в послеке, рядом с деревней Заки


Заки не знает, что было бы с ним после окончания работ. Вполне возможно, что отпустили бы. А могли перебросить в другое место и так гонять до потери пульса. У Заки два брата воюют в сирийской армии, сам он еще будучи ребенком тоже мечтал служить, потом оккупация. В общем, Заки решил прекратить это перевоспитание методом побега. Вечером во время переменки они с друзьями ломанули в бега. В какой момент пропали два друга Заки не помнит. Но уверен, что их убили.


Он до сих пор в шоке, по несколько раз повторяет одну и ту же мысль, забывает о чем начинал говорить, разговор сбивчивый, долгий. Мой коллега угощает парня сигаретой, тот жадно выкуривает в пару затяжек. Во время курения не реагирует на внешние раздражители. Самые дешёвые сигареты в Халифате стоят около доллара за пачку. Космически дорого для местных реалий. Хлеб стоит почти в 10 раз дороже, пол доллара за упаковку, бензин около доллара за литр, почти в два раза дороже, чем в Сирии.


Заки выкуривает сигарету за сигаретой. В конце концов мой коллега кладет перед ним только что открытую пачку, в подарок. Офицер дарит парню зажигалку. Офицер пережил блокаду Кувейриса, у него на глазах погибло много товарищей. Поначалу мне было страшно, как отнесутся боевые офицеры к человеку, только что бежавшему от боевиков, жившему среди боевиков. Оказалось, вполне по-отечески. Накормили, подарили зажигалку. Офицер распорядился принести кофе всем, нам, себе и Заки. Разговаривает с Заки дружелюбно, но невзначай останавливается на нюансах, которые могут помочь понять, не врёт ли парень.


IMG_4599

Фугас боевиков в деревне рядом с деревней Заки


По мнению контрразведчиков, Заки просто любит курить и залипать в телевизор. Этого его лишили в Халифате. После этого он выдумал историю с принудительными работами и свалил через нейтралку к армейцам. Но на этой стороне фронта любовь к светской жизни не является преступлением. В отличии от сотрудничества с ИГИЛ.


Офицер общается с Заки. Думаю, интересно, понимает ли Заки, что его допрашивают и его жизнь, если он боевик, висит на волоске? Немного волнуюсь – не хочется, чтобы Заки оказался боевиком. Офицер спрашивает, как Заки перешёл нейтральную полосу и почему его не схватили боевики. После побега всю ночь Заки прятался в разрушенном доме, потом на удачу выбрал направление и пошел. Оказалось, что прошел между рубежами защиты боевиков – фронт здесь не сплошной. Это правда, соглашается офицер. Потом Заки снял свитер и начал размахивать над головой, так шел еще километр, может два. Вышел на позиции сирийской армии. Благодаря этому решению, армейцы не стали стрелять.


IMG_4653

Самодельные боеприпасы сирийской армии, которыми отбивались от боевиков на авиабазе Кувейрис


Разговор закончен, парня уводят. Мелькает мысль, не грохнут ли его за стеной? Все же бойцы видели смерть своих друзей. А тут какой-то бедуин. Пойди разбери, свой или нет.


Едем в Алеппо. Нас сопровождает конвой. На разбитой Митсубиси Л-200, без стекол и фар. Внутри едет наш знакомый. Солдаты с ним беседуют. По пути сворачиваем в лес. Об этом нас не предупреждали. Оказывается, должны заехать в гости к старшему офицеру-артиллеристу.


IMG_4823

Захваченные минометы боевиков на авиабазе Кувейрис


Нас встречают как всегда радушно. Показывают видео как накрывали позиции боевиков, угощают фруктами и сладостями. Наконец, офицер извиняется, что нужно поговорить с пареньком, просит привести его. Парень поднимается на второй этаж и панибратски входит в нашу комнату, протянув в приветствии  руку. Моментально его за плечо выкидывают из комнаты- парень вылетает как тряпичная кукла, его уводят в другую комнату. Офицер идёт следом и сразу слышится крик и жалобные ответы паренька. Увиденное не оставляет сомнений, что окажись сейчас он боевиком, его грохнут не задумываясь.


IMG_4825

Захваченные боеприпасы боевиков на авиабазе Кувейрис


С нами сидит сопровождающий, он тоже был в блокаде Квейриса. У него нездорово  блестят глаза. В них читается животная ненависть к врагу. Повисает тяжёлая тишина. Не смотрим друг другу в глаза. Спрашиваю солдата, где он находился в Кувейрисе. Солдат начинает рассказывать. Подробно и обстоятельно рассказывает про сослуживца, которому осколок влетел в живот. Он умирал несколько дней. Все понимали, что он умрёт. Он понимал, что умрёт. В диких болях. Потом всё слилось в одно время суток, ни день, ни ночь, тяжелое забытьё. Никто уже не верил, что выйдет из блокады живым. Просто была ярость и ненависть к врагу. Желание выстоять или на худой конец забрать с собой как можно больше боевиков. Солдат не помнит, что он делал, когда пришла помощь. Помнит, что находился в районе центральных ворот. Поначалу не поверил, что все закончилось.


Заходит наш офицер-артиллерист. Он доволен. Говорит, что Заки действительно был в той деревне пару дней назад – подразделение нашего офицера наносило удары по позициям боевиков. Отношение к парню меняется. Его угощают водой, сладостями. Офицер дружески треплет за плечо, как бы извиняясь за недавний допрос.


*ИГИЛ — террористическая организация, чья деятельность на территории РФ запрещена по приговору суда





Роман Сапоньков


Рекомендуем посмотреть:

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...