Зрада в Европарламенте: змагарам давали премию, а «поставили вне закона»

Неизбежные зрады преследуют постсоветские страны, вступившие на путь борьбы с русским языком. Стоит какой-нибудь бывшей республике начать гордо заявлять о расширении своего национального языкового пространства, как тут же начинается чёрт знает что: беды сыплются отовсюду, даже откуда не ждали!

Пример Украины, где вытеснение русского языка под лозунгами популяризации украинского превратилось в огромную боль для всего общества, лучше уж и не вспоминать. Особенный трэш начался после ужесточения «мовных» законов для работников сферы обслуживания: то национально-озабоченные психопаты бросаются на кассиров и официантов, не соответствующих украиноязычным стандартам, то «глубинный народ» может выгнать из автобуса какого-нибудь украиномовного.

Про Прибалтику, где требование сдавать экзамен по местным языкам стал условием для получения гражданства, тоже не будем — европейские страны XXI века, в которых де-факт существует языковой апартеид, это вообще за гранью. Но как интересно наблюдать самое начало этого волнующего процесса! Начало, которое тут же ознаменовалось… правильно, зрадой! Огромной и совершенно неожиданной.

16 декабря Европарламент вручил членам координационного совета белорусской оппозиции премию Сахарова. Премия эта, если посмотреть на список её номинантов, скорее пачкает, чем чествует (ею награждали террориста-неудачника Олега Сенцова, руководство «арабской весны» и тому подобных) — но не в этом дело. Накануне, в понедельник, будущие лауреаты были собраны в сессионном зале, где с ними провели слушания — ну, чтобы в глаза поглядеть, на вменяемость проверить. И вот на этих слушаниях всё и случилось.

«Письмо Колесниковой зачитали на русском. А председатель правозащитного центра “Вясна” Алесь Беляцкий начал говорить на белорусском. Но синхронный перевод на английский не работал. Несколько попыток решить проблему оказались неудачными. “Первый блин комом. Белорусский язык в Европарламенте пока что вне закона”, — посетовал Беляцкий по-белорусски, после чего продолжил на русском» — описывает конфуз «Немецкая волна».

Невозможно удержаться от улыбки: шайтан-машина отказалась говорить по-белорусски. Восстание фиксиков. Скайнет оказался русским оккупантом. Для змагаров не загрузили версию Матрицы на тарашкевице. Ну и реакция бесконечно радует: вместо вежливого понимания гостей, что, пардон, нет в чужом доме разговорника с языками малых народностей — картинное заламывание рук: ах, мы вне закона. Какого закона, Боже мой?!

Не приходилось бывать в Европарламенте, но кто бывал, поправьте: а там есть синхронные переводы с валлийского языка (это который в Уэльсе)? С окситанского? С саамского? С баскского? Или всё-таки носители этих языков выступают там на английском, французском, испанском и норвежском? И как — сильно при этом у них чувство собственной национальной исключительности страдает?

Язык — это не средство доминирования: на чьей мове говоришь, тому и подчиняешься. А инструмент коммуникации. Вот так, просто – инструмент. Инструменты бывают хорошие и плохие. Русский язык — чрезвычайно хороший инструмент коммуникации: «В индексе глобальной конкурентоспособности по совокупности параметров русский язык занял пятое место». Обойдя, между прочим, такие заслуженные языки как арабский и немецкий. Казалось бы, пользуйся лучшим и радуйся, что можешь себе это позволить! Но нет!

Весь этот постсоветский «мовный альянс» (обозначим так страны, которые боятся честной конкуренции своих языков с русским) давно и прочно извратил саму суть языка — из коммуникативной она превратилась в репрессивную, в проверку лояльности национальной идее. Но Европарламент-то тут при чём?! Зачем устраивать истерики там, где нет никого, кого можно было бы потащить в суд за «мову оккупанта»?

Однако и в ЕП нашлись сторонники языковой русофобии: «На проблему с переводом отреагировал глава делегации ЕП по отношениям с Беларусью Роберт Бедронь. “Этот знак будет здесь всегда, – пообещал он, указывая на табло с номером аудиоканала для перевода с белорусского. – Вы – часть европейского сообщества. И этот перевод будет каждый день в этом парламенте. И он будет работать”. Вскоре после этого Тобе объявил, что перевод наладили». То есть, обратите внимание, пока письмо Колесниковой зачитывали на русском — ни у кого, включая Бедроня, никаких недоумений не возникало. А потом Беляцкий «включил обиженку» и пришлось срочно извиняться: ну да, у нас есть туалеты для третьего пола, а как же. Вот она, неприметная кабиночка.

Везде, где начинаются истерики на тему «по-москальски не разумею» – начинается утомительный и постыдный абсурд. Портят жизнь себе, всем вокруг, превращают любую ситуацию в фарс — и всё ради чего? Ради возможности побыть в гордой позе потерпевшего, по современной моде? Чтобы найти для себя привилегированную нишу «меньшинства», с коими сейчас всё так носятся? «Языковые трансгендеры» вымогают у всех непременное уважение — но выглядят при этом неизменно смешно и жалко.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+